Дихотомийное типирование по базису Юнга и комплексное типирование по 15 признакам Рейнина - сходства и различия

В работе исследуются взаимосвязи и различия между определением социотипа по методу 4 дихотомий (применяемому, например, в типологии MBTI), и комплексному типированию по всем 15 признакам Рейнина (применяемому в соционике в целом, в частности, в опросниках В.Л.Таланова). Исходным материалом исследования является база опросника SOLTI-192, предоставленная автору А.Хижняком, и содержащая данные по 6119 уникальным анонимным респондентам.

В приведённой на изображении выше таблице содержится информация о распределении заполнивших опросник респондентов по диагностированному у них соционическому типу (16 вертикальных столбцов), а также по их MBTI-типу, расчитанному на основе значений 4 признаков базиса Юнга из той же базы, плюс дополненному значениями важного признака рассудительность-решительность (16*2 = 32 горизонтальные строки).
В случае, если бы влияние 11 вторичных признаков Рейнина на итоговый диагноз социотипа было бы всегда согласовано с теорией, все сочетания диагнозов оказались бы в 16 ячейках таблицы, выделенных жирным контуром. Однако, как мы видим, разброс вариантов сочетания соционического типа и MBTI-типа гораздо более широк, и часто выходит даже за пределы "клубных" границ (сплошные линии, делящие таблицу на 16 областей размером 8 х 4).
В верхней строке шапки таблицы указана доля представителей каждого из 16 социотипов, у которых все 5 важнейших признаков (включая рассудительность-решительность) укладываются в теоретическую модель. Каждое из чисел этой строки равно результату деления числа в выделенной ячейке данного столбца на сумму чисел во всём столбце. Как видите, в среднем лишь 38% популяции обнаруживают полную согласованность диагностированного у них типа с выявленной пятёркой важнейших признаков. Причём, эта число сильно колеблется от типа к типу, достигая максимума в 70% для ИЭЭ и минимума в 12-13% для ЛСЭ и ЭСИ.
Здесь традиционно мыслящий читатель может резонно предположить, что именно рассудительность-решительность "портит" эту картину (зачем вообще автор взял этот признак?), и если учитывать только признаки базиса Юнга, то точность типирования только повысится. Ну что же, давайте проверим это предположение. Во второй строке шапки таблицы указана доля представителей каждого из 16 социотипов, у которых все 4 признака базиса Юнга (EI, TF, SN и JP) согласуются с теорией. Числа этой строки получены путём деления суммы значений ДВУХ смежных ячеек, принадлежащих одному MBTI-типу на сумму чисел в столбце. Например, для ИЛИ рассматривается сумма ячеек из строк INT-PR и INT-PC , для ЛИИ - INT-JR и INT-JC и т.д.
Как видите, доля укладывающихся в модель по 4 признакам значительно выше, чем для укладывающихся по 5 - 54% вместо 38%, но это и неудивительно, иначе быть просто не может - ведь согласованность распределения показателей рассудительности-решительности с теорией никак не может превышать 100%. Сильнее всего вклад рассудительности-решительности "портит статистику" для таких уже выше упомянутых типов, как ИЭЭ, ЛСЭ и ЭСИ, а также и ИЭИ, снижая вероятность быть верно протипированным на 20 - 40%. Так может быть и правда следует игнорировать любые вторичные признаки Рейнина при определении типа?
Но не будем торопится с выводами. Давайте для сравнения попробуем определять тип по другой четвёрке признаков - например, исключим из базиса иррациональность-рациональность (как признак, обладающий наименьшей дисперсией в базисе Юнга), но оставим в нём рассудительность-решительность.
В третьей строке приведена доля респондентов, у которых с теорией согласуется вся четвёрка признаков нового созданного нами базиса (EI, TF, SN и CR). Числа третьей строки получены также путём деления суммы значений двух соответствующих ячеек на сумму чисел в столбце: например, для ИЛИ рассматривается сумма ячеек из строк INT-PR и INT-JR , для ЛИИ - INT-JC и INT-PC и т.д. Доля популяции, обнаруживающая полное соответствие между своим социотипом и значением признаков нового базиса составляет около 49%, что несколько ниже, чем в предыдущем случае (54%). Таким образом, можно сделать вывод, что признак рассудительность-решительность действительно несколько более слабый, чем ир/рациональность. Однако, разница между этими числами всё же не столь велика. К тому же, что самое главное, если рассматривать отдельные типы, то для ряда из них именно новый базис является более предпочтительным для типирования, чем классический!
Так, 63% ЭИЭ принадлежат к группе ENFR (ENF-JR либо ENF-PR), но лишь 18% ЭИЭ являются ENFJ (ENF-JR либо ENF-JC). То есть, ЭИЭ следует скорее называть не этико-интуитивным рациональным экстравертом, а этико-интуитивным решительным экстравертом. Похожая ситуация имеет место быть со СЛИ (55% из них являются ISTC и только 22% - ISTP), СЛЭ (81% ESTR и 47% ESTP), ЭИИ (79% INFC и 64% INFJ), и некоторых других типов.
В целом, сравнивая числа из 2 и 3 строк, можно подметить, что типирование по базису Юнга является более предпочтительным для большинства типов полюса тактиков (отчасти лишь кроме ЭСЭ), тогда как новый базис (EI+TF+SN+CR) даёт лучшие результаты для определения типов стратегического полюса социона (отчасти кроме ЛИЭ). Понятно, что мы изначально не знаем, к тактическому либо стратегическому типу относится человек, да и определить этот признак отдельно от других сложно - так как у него почти нет уникальных ярких проявлений. Однако, в случае, если полюса трёх важнейших дихотомий EI, TF, SN уже выявлены нами с высокой надёжностью, но мы колеблемся между двумя квазитождественными типами, то вновь открывшиеся обстоятельства позволяют повысить надёжность выбора.
Так, автор рискнёт дать следующие рекомендации для типировщиков: при выборе между двумя квазитождественными типами в случае несогласованности полюсов двух признаков JP (рациональность-иррациональность) и CR (рассудительность-решительность) - варианты INT-PC, INT-JR и т.п. - лучше поступать следующим образом:
  • в парах ИЛИ-ЛИИ и ИЭИ-ЭИИ определять, проявлений какого признака больше - иррациональности или рассудительности;
  • в парах ИЛЭ-ЛИЭ и ИЭЭ-ЭИЭ - иррациональности или решительности;
  • в парах ЛСЭ-СЛЭ и ЭСЭ-СЭЭ - рациональности или решительности;
  • в парах ЛСИ-СЛИ и ЭСИ-СЭИ - рациональности или рассудительности.
    Например, пусть перед нами INT-JR, но если в том, что он J, уверенности мало (есть отдельные иррациональные черты), а вот R проявляются ярко (рассудительных черт не наблюдается), тогда лучше определить такого человека в тип ИЛИ (а не ЛИИ - как сделали бы сторонники MBTI).
    Хотя, если при этом мало уверенности и в I, следует подумать уже о варианте амбивертного ЛИЭ, а если мы сомневаемся в N - то о ЛСИ с усиленной БИ.


    В таблице 2 приведены данные, позволяющие судить о влиянии 11 признаков Рейнина (включая рассудительность-решительность) на соционическую типодиагностику. Как видите, в формировании полюсов таких типов, как, например, ЭИЭ, СЛИ и СЛЭ, признаки Рейнина играют решающую роль, "притягивая" к ним множество индивидов, которые при типировании исключительно по базису Юнга оказались бы ближе к полюсам иных типов. С другой стороны, полюса ENFP и ESTJ за счёт влияния этих признаков резко ослабевают, "отталкивая" от себя львиную долю индивидов. Тем самым, определяя соционический тип по MBTI тестам (с вопросами на признаки из базиса Юнга), мы обязательно столкнёмся с искусственно заниженной долей ЭИЭ, СЛЭ и СЛИ, и, напротив - завышенным числом ИЭЭ и ЛСЭ.
    Ситуацию "перетекания" респондентов между конкретными MBTI- и соционическими типами можно проследить, непосредственно исследуя данные таблицы 1. Например, очевидно, что за счёт вклада решительности мы имеем смещение многих ENFP в ЭИЭ, ИЭИ и СЭЭ, ESTJ - в СЛЭ и ЛСИ, и, с другой стороны, из-за влияния рассудительности - ISTJ в СЛИ и ЛИИ и INFP в ЭИИ и СЭИ. Остальные 10 признаков Рейнина также оказывают своё влияние на подобные смещения (хотя таблица и не отражает этого напрямую). Так, переход значительной доли протипированных из ISTJ также и в тип ЭСИ уже никак нельзя объяснить влиянием рассудительности-решительности; в этом случае, учитывая эту информацию, мы можем скорее говорить о частом для многих реальных ISTJ усилении полюсов серьёзности, негативизма и конструктивизма (типичных в теории для ЭСИ, но не ЛСИ). Пополнение полюса ИЭИ за счёт ряда ENFP также может быть чаще связано вовсе не с решительностью (яркие проявления этого признака для ИЭИ нехарактерны), а, скорее, с усилением весёлости, позитивизма и динамики.
    Сравнивая наборы 16 чисел, соответствующих MBTI- и соционическим типам, в целом, обращаешь внимание на значительно (примерно в 2 раза) уменьшенную дисперсию типов по численности во втором наборе в сравнению с первым. Если учесть, что типы были определены на основе одних и тех же исходных данных, то становится очевидным преимущество соционики перед MBTI в вопросе глобальной симметрии типологической структуры. Это, очевидно, достигается за счёт наличия в соционике большего числа факторов, и допущения их частичной несогласованности в частных случаях (внутри типа отдельно взятой личности).

    Рассмотрение типов в системе MBTI (расчитаных на любом базисе из N признаков Рейнина; общим числом 2 в степени N) на больших выборках также ценно тем, что позволяет косвенно, но весьма наглядно оценить вторичные взаимосвязи между признаками Рейнина. Для примерной оценки величины взаимного виляния двух признаков достаточно сравнить численность малых групп, образованных этими признаками.[на самом деле, речь здесь не идёт о малых группах в их классическом понимании, так как не учитывается значение третьего, замыкающего группу признака. Но, поскольку, размах такого признака во всех рассматриваемых случаях невелик, то полученные на пересечении 2 признаков группы всё же почти эквивалентны классическим малым группам, и далее для краткости будем так их и называть] Если между признаками X и Y, а именно, их полюсами +X и +Y, существует значимая положительная корреляция, то численность респондентов, одновременно тяготеющих к {+X; +Y}, а также к {-X; -Y}, в сумме превзойдёт численность остальных - которым одновременно ближе {+X; -Y}, либо {-X; +Y}. Если же между +X и +Y корреляция отрицательна, то совокупно большими по численности будут уже группы {+X; -Y} и {-X; +Y}.
    В некоторой мере на точность оценки взаимосвязи признаков, рассчитываемой по предложенной методике, может повлиять реальная диспропорция респондентов в их распределении по полюсам признаков X и Y. Впрочем, здесь резонно предположить, что если некий полюс {+X; +Y} будет усилен за счёт увеличенной доли респондентов, тяготеющих к полюсам +X и +Y одновременно, то противоположный ему полюс почти наверняка будет пропорционально ослаблен. Поэтому, если диспропорция невелика, полагаю, что величиной этого эффекта можно пренебречь. На данной выборке диспропорция составляет для признака интуиция-сенсорика ~ 62:38; а для четырёх остальных из рассматриваемых нами она не превышает 55:45.
    В таблице 3 приведена численность всех 4х10 малых групп, полученных на пересечении любых двух из пяти сильнейших соцнионических признаков. Численность выделенных красным цветом малых групп явно превышает численность других двух групп в четвёрке, что позволяет говорить о значимой корреляции между образующими эти группы признаками.
    Так, устойчиво скоррелированными оказываются полюса:
  • экстраверсии и решительности / интроверсии и рассудительности;
  • интуиции и иррациональности / сенсорики и рациональности;
  • логики и решительности / этики и рассудительности;
  • экстраверсии и иррациональности / интроверсии и рациональности;
  • логики и сенсорики / этики и интуиции;
  • логики и рациональности / этики и иррациональности.
    При этом для первых трёх случаях эта корреляция оказывается полностью незаметной, если вместо MBTI-типов (расширенных признаком рассудительности-решительности) мы рассматриваем соционические типы. Очевидно, здесь сказывается возможность внутренней несогласованности полюсов признаков, когда выход на ведущий тип происходит вопреки ей. Как было показано выше, для ряда типов такие варианты являются весьма частыми. Например, ЭСИ и ИЭИ по факту принадлежит к решительной половине социона, но значительная доля респондентов с этими ведущими типами является рассудительными. СЛЭ и СЛИ по факту иррациональны, но многие люди с таким ведущим типом обнаруживают близость к рациональному полюсу, и т.д.
    В случае экстраверсии и иррациональности / интроверсии и рациональности некая диспропорция продолжает прослеживаться и для соционических типов (хотя и в уменьшенном размере), но, как показало исследование результатов других опросников (например, SOLTI-160), она является скорее артефактом выборки либо конкретного набора вопросов SOLTI-192.
    В случае логики и сенсорики / этики и интуиции диспропорция сохраняется в полном или почти полном размере для соционических типов на данной и на всех иных известных автору выборках. Впрочем, здесь, по видимому, сказывается тот факт, что основными потребителями психологических тестов в сети являются гуманитарии (NF типы), причём на их интерес к типологии влияют не только полюса этики и интуиции, но, в значительной мере, и полюс производного признака аристократизм. Важной составляющей наполнения этого признака является поиск своего места в обществе - а соционика как даёт для этого нужный инструмент. Ненулевой вклад третьего признака дополнительно повышает численность групп NF(особенно) и ST относительно SF и NT и тем самым несколько "скособочивает" статистику.
    Наиболее интересная ситуация складывается в паре признаков логика-этика и рациональность-иррациональность. Логический и рациональный полюса социона, как показано выше, положительно скоррелированы, и число людей, у которых одновременно, вне зависимости от ведущего социотипа, логика сочетается с рациональностью, а этика с иррациональностью, больше числа тех, у кого логика сочетается с иррациональностью, а этика - с рациональностью. Однако, если признаки Рейнина рассматриваются в комплексе, как целостный социотип, ситуация меняется на противоположную: оказывается, что число людей рационально-логических и иррационально-этических типов в сумме меньше числа людей типов иррационально-логических и рационально-этических. Эта закономерность прослеживается и на других выборках (хотя и не является сильно выраженной) и потому требует дополнительного осмысления.

    Выводы:
  • До 45% людей будут иметь различные соционический и MBTI типы (даже при их определении по одному опроснику), в том числе около 7% - различающиеся значением полюсов двух и более дихотомий. Главная причина этого явления - вклад признаков Рейнина, далеко не всегда у конкретных людей являющихся согласованными с комбинацией признаков базиса Юнга так, как того требует теория соционики.
  • Наибольшую разницу в различия свойств соционического и MBTI типов, совпадающих по признакам базиса Юнга, вносит признак рассудительность-решительность, не учитываемый в MBTI, но имеющий значительное влияние на психологический портрет личности. Для ряда типов соответствующий полюс этого признака является более надёжным типным маркером, чем полюс признака ир/рациональности.
  • Большее число независимых факторов, учитываемых в соционике в сравнении с MBTI, позволяет нейтрализовать влияние корреляций между отдельными сильными признаками на численность социотипов - в значительной мере убрать диспропорции в распределении социотипов по численности. Однако неизбежной ценой этого является возникновение несогласованности полюсов признаков Рейнина в структурах личности отдельно взятых людей.
    Смотрите также связанные темы:
  • Диссимметрия расположения социотипов в пространстве психологических свойств
  • Цилиндрическая модель социона

    Дополнение. О реальном распределении людей по типам

    (из ненаписанного поста на форуме)


    По MBTI самые редкие - это все NJ (интуитивные рационалы), а самые распространённые - все SJ (сенсорные рационалы):
    Причин, почему оно так, я вижу две: 1) сенсорика объективно коррелирует с рациональностью 2) люди заполняют опросники MBTI в основном для того, чтобы быть принятыми на какую-то работу (в отличие от соционики, где у нас тут просто уютная тусовка, в которой люди занимаются самоанализом). Кто лучшие работники, самые трудолюбивые, энергичные, при этом законопослушные и не склонные слишком глубоко вникать в то, чем же они собственно занимаются (а то мало ли, вдруг работать расхочется)? Правильно, это ESTJ, ESFJ и, отчасти, ISFJ. Не потому ли их так много в MBTI, что люди хотят понравиться потенциальному работодателю? При том, что в соционике (я говорю про выборки опросников Таланова) больше всего людей социотипов, которые наиболее склонны к самоанализу - ИЭИ, ЭИИ, ИЛИ, ЭИЭ, и почти совсем нет людей, для которых самокопание является чуждым занятием - тех самых ЛСЭ, ЭСЭ, и, заодно, ещё и ЛИЭ.
    Какое же реальное распределение людей по типам? Полагаю, этот вопрос не имеет смысла, если мы не определились с точкой условной нормы - такой, что все оси признаков в ней имеют нулевое значение. Но где эта точка? Я полагаю, что для каждой популяции она находится в своём уникальном месте, определяемом как некоторыми исторически сложившимися особенностями, так и текущими условиями.

    Если мы берём относительно большую популяцию в относительно устойчивых условиях, то точка нормы в ней будет также устойчива и тяготеть к центру облака психологических вариантов. Чем ближе к этому центру, тем плотнее будет облако, а чем дальше - тем разреженней. Люди, находящиеся на крае облака будут балансировать на грани нормы и патологии, а то и вовсе выпадать в последнюю, будут хуже адаптированы и оставлять меньше потомков. Таким образом будет поддерживаться устойчивость психологического многообразия популяции.

    Социотипам будут соответствовать разные сектора, радиально расходящиеся от точки равновесия в разные стороны. Если бы у нас при этом было всего лишь несколько осей, по которым мы измеряем психологические параметры субъектов, то велика бы была вероятность, что часть из этих осей оказывалась бы скоррелированной на уровне сильно выше 0, и тогда соответствующие сектора были бы увеличены, а противоположные им - уменьшены. Именно такая ситуация и наблюдается в MBTI. Но соционика рассматривает большее число осей, причём типами в ней признаются не все вероятные комбинации признаков (которых 2^15=32768), а только некоторые, 16 симметрично расположенных в пространстве. Здесь положительная корреляция одних осей гасится отрицательной других, и сектора оказываются примерно одинаковыми.
    Коэффициенты корреляции между основными осями приведены мной здесь.
    Если мы используем при расчёте типа только 4 оси юнговских признаков, то за счёт положительного взаимовлияния между сенсорикой, рациональностью и логикой, увеличенными получаются сектора типов ЛСИ-ИЭЭ и ЛСЭ-ИЭИ. Вот пример популярного одно время в сети опросника MBTI-типа с большой статистикой, в котором, несмотря на относительно корректные (с позиции смысловой привязки к соционическим дихотомиям) вопросы, ярко проявляется обозначенная выше диспропорция в распределении типов.
    Если мы добавляем в качестве пятой оси рассудительность-решительность, то ситуация несколько меняется, и вместе с ЛСИ-ИЭЭ на первый план выходит оппозиция СЛЭ-ЭИИ. При учёте всех 15 признаков Рейнина данная ситуация может быть ещё более сглажена, сектора становятся более-ли-менее одинаковыми.

    Впрочем, если объединить всё известное на данный момент, то сектора ЛСИ, СЛЭ, ИЭЭ и ЭИИ, то есть статиков-деклатимов-аристократов, всё же остаются расширенными чуть больше среднего. При прочих равных, в системе нынешней 15-признаковой соционики людей этих типов должно быть чуть больше, чем остальных, а оси ЛСИ-ИЭЭ и СЛЭ-ЭИИ должны быть чуть более ярко выраженными - то есть тяготеющие к ним функции обладать чуть большим размахом. Более того, эти 4 типа должны быть условными точками притяжения людей из соседних типов, что собственно и диагностируется. В работе link В.Л.Талановым показано, что признаки статики и аристократизма сильнее прочих повышают надёжность самодиагностики, компетентность человека в определении собственного типа. Это, на мой взгляд, происходит не случайно, а поскольку именно для этих типов характерно стремление к занятию и поддержанию определённой, постоянной позиции относительно других людей - социальной роли, которую они воспринимают как жизненную норму. Как аристократы они ищут "свою полочку" в структуре социума; как статики склонны видеть в себе устойчивую, отдельную от ситуативных влияний окружения личность; как деклатимы стремятся к норме, к некой точке равновесия, а не убегают от неё прочь, скрывая своё "я" от других и от самих себя за различными масками (как нередко поступают их дуалы, квестимы-динамики). То есть, природа социальной типологии, сама по себе, по видимому, наиболее близка и понятна людям типов ЛСИ, СЛЭ, ИЭЭ и ЭИИ, и некоторое их минимальное численное превосходство над представителями остальных типов - лишь артефакт этого явления.
    Переводя всё выше сказанное на язык математики, можно сказать так: люди обозначенных четырёх типов реже прочих сомневаются в своём типе, реже ищут "от добра добра" и более компактно и устойчиво "сидят" в пространстве психологического многообразия, тогда как представители других типов чаще мечутся по этому пространству, нередко заскакивая и в соседние области, в том числе и в области этих 4 типов, создавая тем самым в них видимость повышенной плотности субъектов.


    © Иван Романов, Санкт-Петербург, август 2018